В послереволюционный период, начиная с октября 1917 г. и до окончания военного коммунизма действие всех налогов в РСФСР было приостановлено, а податный аппарат полностью расформирован. В это время налоговая политика государства фактически сводилась лишь к принудительному взиманию натурального сбора с крестьянства. Характерной чертой этого периода стала трудовая повинность, которую можно рассматривать как своеобразный трудовой налог . В первые месяцы диктатуры пролетариата трудовая повинность была обязательна только для представителей буржуазии, однако вскоре принцип принудительного труда был распространен и на другие слои общества. Все трудоспособные и неработающие на этот момент женщины и мужчины от 16 до 55 лет были обязаны встать на учет в отделах распределения рабочей силы, где им давали направления на любую работу по усмотрению этих отделов. Эта обязанность была провозглашена в » Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа «, а позже включена и в Конституцию РСФСР 1918 г. 1.

С поворотом к новой экономической политике (НЭП), провозглашенной в марте-мае 1921 г., начался процесс поэтапного восстановления финансовой системы государства. Возникла необходимость возврата отмененных фискальных институтов. Создание новой налоговой системы началось с предоставления крестьянству права реализации на рынке излишков сельскохозяйственной продукции, оставшихся после уплаты продналога.

В течение 1923 г. была проведена реформа обложения крестьянства и установлен единый сельскохозяйственный налог, введены промысловый и подоходный налоги, налог на сверхприбыль, налог с наследств и дарений, гербовый сбор. В этот период налоги определялись, как «принудительные сборы,





взимаемые государством или уполномоченными им публично-правовыми органами в силу права верховенства, без какого-либо эквивалента со стороны государства на основании изданного закона и идущие на покрытие общегосударственных потребностей» . В 1926-27 гг. в СССР налоги составляли уже около 2,5 млрд руб. или 50 % всех доходов .

Единым сельскохозяйственным налогом изначально облагались лишь земля, сенокосы, крупный рогатый и рабочий скот, а впоследствии — доход, полученный от хозяйства, в том числе и от подсобных занятий, например, садоводства, огородничества, пчеловодства. Налог уплачивался на основе прогрессивной шкалы ставок, при этом размер налога на каждое хозяйство определялся, исходя из полученного им совокупного годового дохода, разделенного на число его членов, так называемых едоков. Минимальный размер налога составлял 2 % при доходе на одного едока не более 20 руб., а максимальный, при доходе более 100 руб., — 25 %. Хозяйства, имеющие общий доход, не превышающий 75 руб., от уплаты налога освобождались. В 1925 г. поступления этого налога в бюджет СССР составили более 320 млн руб. (из них по РСФСР — 225 млн руб.).

Значительные поступления в бюджет обеспечивал промысловый налог. В 1926 г. он обеспечил свыше 450 млн руб. дохода. К уплате промыслового налога обязывались торговые и промышленные предприятия. Порядок уплаты этого налога имел много общего с аналогичным налогом, существовавшим в дореволюционной России, и также предполагал выкуп предприятиями патентов и взыскание уравнительного сбора. Предусматривалось и деление торговых и промышленных предприятий на соответствующие разряды. Стоимость патента в зависимости от разряда составляла от 6 до 1800 руб. Уравнительный сбор взимался в процентах от оборота. Следует обратить внимание на то, что ставки для государственных и частных предприятий различались. Например, государственная торговля облагалась по ставке от ¾ до 1¼ %, а частная — от 1¼ до 1¾ %. Еще большее различие имело место при налогообложении других видов деятельности. Так, частные металлургические заводы уплачивали сбор в размере 1 %, в 4 раза большем, чем государственные. Налогооблагаемый оборот исчислялся налоговыми комиссиями на основе представляемых владельцами предприятий заявлений и торговых книг.

На подоходный налог ежегодно приходилось около 180 млн руб. платежей. Он уплачивался гражданами, проживающими в городах и имеющими самостоятельные доходы. Такими доходами признавались средства, полученные за работу по найму и в качестве членов артелей (товариществ), а также авторские вознаграждения за литературные произведения. Если совокупный годовой доход не превышал 1 тыс. руб., то налог взимался по минимальной ставке в 0,7 %, максимальная ставка предусматривалась для дохода от 24 тыс. руб. и выше и состояла из фиксированной суммы в 7 тыс. 460 руб. + 45 % с суммы превышения. От уплаты налога освобождались малоимущие слои населения с ежемесячным доходом не более 75 руб. в сельской местности и 80 руб. в городах.

Помимо названных выше, к числу прямых налогов относились также налог на сверхприбыль, налог с наследств и дарений и военный налог. Их доля среди доходов была незначительна. В 1927 г. планировались поступления от этих налогов соответственно 3,5 млн руб., 600 тыс. руб. и 300 тыс. руб. Хотя эти налоги и приносили незначительный финансовый результат, они широко использовались в качестве эффективного средства классовой борьбы. Указанные налоги отличались огромными налоговыми ставками и к их уплате обязывались «состоятельные нетрудовые элементы». Например, с крупных наследств приходилось уплачивать до 75 % их стоимости1. Различные дискриминационные меры в налогообложении приводили к постепенному вытеснению частного сектора из экономики, что в свою очередь приводило к общему снижению уровня налоговой способности плательщиков.

Необходимость увеличения налоговых поступлений привела к широкому развитию косвенного налогообложения, введению акцизов на табак, спички, спиртные напитки, пиво, мед, квас, минеральные воды, чай, кофе, сахар, соль, дрожжи, свечи, керосин и смазочные масла, резиновые галоши и текстильные изделия. Подобная обширность акцизного обложения определялась, прежде всего, слабой покупательной способностью населения, которая препятствовала повышению ставок отдельных косвенных налогов. Например, акциз на водку составлял 3 руб. 20 коп. за ведро, на сахар в зависимости от сорта — от 10 до 24 коп. за килограмм, на табак — от 1 руб. до 9 руб. 50 коп. за килограмм, а на чай — от 74 коп. до 2 руб. 75 коп. за килограмм. В 1925-26 гг. акцизы принесли в бюджет 832 млн руб.

В 1926 г. сельскохозяйственным налогом было охвачено 116 млн 491 тыс. едоков, плательщиками промыслового налога являлись 1 млн 300 тыс. торговых и 209 тыс. промышленных предприятий, а подоходный налог уплачивали 2 тыс. организаций и учреждений, 816 тыс. рабочих и служащих, 758 тыс. работающих по найму, более 1 млн «нетрудовых элементов».

Одновременно с реформой налоговой системы началось строительство нового налогового аппарата. В 1921 г. в составе Народного комиссариата финансов было создано Организационно-налоговое управление, которое позднее переименовали в Управление налогами и государственными доходами. В 1925 г. наружный налоговый надзор был возложен на финансовых инспекторов, их помощников и финансовых агентов. Уплата акцизов контролировалась инспекторами косвенных налогов и их помощниками, а сельскохозяйственного налога — волостными (районными) исполнительными комитетами. В 1930 г. численный состав налоговых органов составил более 17 тыс. человек.

Тем не менее, недоимки, возникающие в результате неисполнения налогоплательщиками своих обязанностей по уплате налогов, были достаточно широко распространенным явлением. При принудительном взыскании налогов финансовые органы имели право производить опись, арест и продажу с публичного торга принадлежащих недоимщику имущества и строений, обращать взыскания на суммы, причитающиеся недоимщику от третьих лиц или находящиеся на текущих счетах в кредитных учреждениях.

Острые противоречия, возникавшие между финансовыми интересами государства и проводимой им экономической политикой, направленной на вытеснение частного сектора, выражались в непомерном увеличении налогового пресса. Высокие налоговые ставки, действовавшие в СССР в указанный период, являлись одной из главных причин постепенного сокращения частной торговли и промышленности, приводили к резкому неприятию частными налогоплательщиками положений налогового законодательства, массовому уклонению от уплаты налогов.