Налоги сопровождают всю историю человеческой цивилизации, беря свои истоки с древнейших времен. Они всегда были наиболее известной и понятной финансовой категорией для широких слоев населения. Прошло несколько столетий, понадобилась работа многих поколений мыслителей, общественных и государственных деятелей, прежде чем мировые нации на массовом уровне пришли к цивилизованной мысли о необходимости сознательно выделить часть доходов государству как безличной инстанции и без точного расчета выгоды на основе лишь довольно абстрактного представления о благе государственной деятельности.





В теории повышению общей цивилизованности и финансовой культуры общества отвечало распространение концепции «фискального контракта» как формы сотрудничества граждан и государственных структур на идейной основе общественного договора. Таким образом, по теоретической схеме обмена государственных услуг на налоги, хотя и не всегда добровольно и справедливо, сложилась концепция фискального обмена, который логически опирается на фундаментальный закон рыночной экономики о возможности безвозмездных благ. Налог, который платится на основе сознательного индивидуального выбора и собственной оценки характера государственной деятельности избирателем — налогоплательщиком, получил название «налога Кларка», от имени американского экономиста Эдварда Кларка. Кларк формулирует проблему фискального выбора как экономическую теорию демократии, где существует согласие граждан — избирателей оплачивать налогами сделанный ими выбор развития государства. Он научно объясняет зависимость благосостояния налогоплательщиков как от их собственного поведения, так и от поведения других. Взаимосвязь между общественным выбором и государственными финансами в полной мере реализуется лишь в условиях сознательного и массового участия граждан-плательщиков в деятельности государственных институтов. В свете концепции Кларка, демократия — не только свобода мысли и законопослушной деятельности, но и обременительная фискальная обязанность сознательно оплачивать свободу. Чтобы лучше понять действие налога Кларка рассмотрим на примере, в чем заключается его сущность, положительные и отрицательные стороны применения. Всем нам известная проблема обеспечения общественных благ. Взять хотя бы освещение улиц. Не лучше ли сообщить, что уличное освещение мне совсем не нужно и тем самым отказаться от участия в его финансировании? Или даже сказать, что уличное освещение мешает мне спать и потребовать в случае его устройства денежной компенсации? Если так будут размышлять много потребителей, то улица вообще останется без освещения. Такая ситуация получила название проблемы безбилетника — «зайца». Отдельный потребитель, став «зайцем», может выиграть. И хотя «заячье поведение» препятствует достижению эффективности, его всегда можно ожидать, когда люди максимизируют свой частный выигрыш. Особую проблему «зайцы» представляют в больших группах потребителей общественных благ, поскольку в больших группах тяжелее получить информацию о преимуществах потребителей, тяжелее разоблачить «зайца». Это еще одна из причин, по которой общественные блага по обыкновению финансируются при участии государства. Возникает вопрос: можно ли придумать механизм, который будет делать «заячье» поведение невыгодным и будет заставлять индивидов проявлять истинные предложения? Налог Кларка представляет собой попытку построения такого механизма. Хотя налог Кларка предназначен для решения проблемы выявления интересов многих потребителей, мы рассмотрим его действие на более простом и наглядном примере с тремя индивидами. Представим себе, что три жители какого-нибудь населенного пункта решают вопросы о выборе между строительством библиотеки или спортзала (затраты на их строительство одинаковые). Каждому из жителей задают вопрос, сколько он готов заплатить за строительство того или другого объекта. На основе суммы «готовности платить» проводится выбор между библиотекой и спортзалом и определяется величина налога Кларка. Налог Кларка для конкретного жителя равняется изменению благополучия других жителей, которое изменилось бы, если данный индивид не принимал участия в голосовании. Кроме налога Кларка каждый житель платит налог, который равняется стоимости общественного блага, разделенной на число жителей. Допустим, что первый и второй жители населенного пункта за строительство библиотеки, а свою выгоду от ее строительства они оценивают соответственно в 10 и 15 тыс. грн. Полезность от строительства спортзала для них равняется нулю, поскольку спортом они оба не занимаются. Напротив, третий житель хочет тренироваться в спортзале, свою выгоду от его строительства он оценивает в 20 тыс. грн., а полезность от библиотеки для него в свою очередь нулевая. Очевидно, что будет принято решение о строительстве библиотеки. Налог Кларка для 1 индивида равен 5 тыс. грн. — именно на эту сумму изменилось бы совокупное благополучие всех членов общества в результате его неучастия в голосовании: если индивид 1 не голосует, то будет принято решение о строительстве спортзала. Это увеличит выгоду индивида 3 на 20 тыс. грн., но одновременно и уменьшит выгоду, которую мог бы получить второй голосующий (индивид 2) на 15 тыс. грн., что дает общее изменение благополучия в 5 тыс. грн. Аналогичным способом найдем налог Кларка для второго жителя — он равняется 10 тыс. грн. Разность между возможной выгодой от строительства библиотеки и обязательством по налогу Кларка положительная для первых двух жителей, т.е. результат голосования, даже с учетом необходимости уплаты налога, принесет им прирост полезности. Для индивида 3 налог Кларка равняется нулю, поскольку его голосование не влияет на результат и выбор между альтернативами. Чтобы понять, чему налог Кларка порой называют налогом стимулирующим честность, взглянем, что произойдет в случае искажения индивидами своих приоритетов. Если индивид 1 завысит свою оценку полезности от библиотеки, результат голосования и налог Кларка никак не изменятся. Но если он будет вести себя как «заяц» и заявит, что библиотека не принесет ему никакой выгоды, будет выбранная другая альтернатива — сооружение спортзала. Нечестный житель будет наказан тем, что в результате не получит никакой выгоды, точнее говоря, утратит шанс увеличить свою выгоду на 10 тыс. грн. Если индивид 3, ощущая, что он в меньшинстве, решит ввести в заблуждение своих соседей и завысит оценку своей выгоды от строительства спортзала до 30 тыс. грн., спортзал действительно будет построен. Но налог Кларка для третьего жителя составит 25 тыс. грн. (утраченная выгода первых двух индивидов), что больше, чем его истинная выгода от строительства спортзала (20 тыс. грн.). Таким образом, налог Кларка делает невыгодным обман или извращение собственных приоритетов – это никак не повлияет на результат голосования и величину налога, а также приведет к снижению выгоды «непорядочного» гражданина. Таким образом, каждый индивид понимает, что выявление его истинных преимуществ имеет существенное значение и осуществляет влияние на других жителей и налоговые обязательства самого индивида. Несмотря на такие убедительные доказательства, с точки зрения эффективности применения налога Кларка, проблема «зайцев», т.е. лиц, которые уклоняются от уплаты налогов, остается все равно не решенной. Причины этого следующие: 1) Индивиды в ходе голосования могут формировать коалиции, т.е. отдельные группы, которые будут препятствовать или даже сделают не возможным выявление истинных интересов. Более того, мы опирались на предположение, что индивиды желают принять участие в голосовании. Однако на практике, при наличии большого количества голосующих, часть лиц будет считать, что их личные выгоды от участия в голосовании меньшие чем затраты на участие в нем, и вообще откажется голосовать. 2) На практике решение об использовании и потреблении общественных благ нельзя рассматривать как независимое, так как всегда есть объективные и субъективные обстоятельства, которые влияют на наш выбор. 3) Нет никаких гарантий, что индивиды имеют материальную возможность заплатить налог Кларка, если он будет на них возложен. 4) И на конец, главным, как теоретическим, так и практическим аргументом против использования налога Кларка есть то, что он не отвечает критериям сбалансированности расходов на общественные блага с уровнем налоговых сборов. Расходы покрываются за счет подушного налога, который равняется стоимости предоставленного общественного блага, разделенной на число жителей. Таким образом сборы по налогу Кларка создают бюджетный профицит, причем эти «лишние» деньги не возвращаются индивидам, что может привести к изменению их поведения, причем не в лучшую сторону. Идея Кларка рассчитана на зрелую демократию, где и без чрезмерного официального контроля со стороны государства обществу не угрожает снижение налоговой сознательности граждан к критическому уровню. По Кларку, в идеальных условиях полной демократии и абсолютного совершенного гражданского общества налоговая система должна действовать в режиме добровольного самообложения. Поэтому демократическому обществу, которое сделало выбор в пользу социально-ориентированной рыночной экономики, нужно находить равновесие между принуждением и самообложением, между бременем и выгодами налогообложения.