Российские налоговики в ближайшее время получат доступ к глобальной фискальной базе данных. Это произойдет после ратификации международной конвенции о помощи в налоговых делах. Новая информация позволит взыскивать налоги с иностранных неплательщиков российских налогов и россиян, затаившихся за рубежом. В результате вырастет спрос на более сложные решения по уходу от налогов, рассчитывают консультанты.





Правительство рассчитывает пополнить бюджет налогами, взыскиваемыми с неплательщиков за рубежом. Российские налоговые инспекторы смогут участвовать в проверках в странах Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Это станет возможным после ратификации Конвенции о взаимной административной помощи по налоговым делам. Соответствующий документ подготовлен Минфином и в ближайшее время будет внесен в Госдуму.

Конвенция, разработанная совместно Советом Европы и ОЭСР, была подписана российской стороной в Каннах 3 ноября 2011 года. Участники соглашения оказывают друг другу административную помощь по обмену информацией, проведению одновременных налоговых проверок и взысканию налоговой задолженности.

«Одним из стимулов к подписанию конвенции служил предусмотренный в ней инструмент так называемого трансграничного взыскания задолженности, который потенциально может стать дополнительным источником доходов для бюджета страны», — отмечается в пояснительной записке к законопроекту.

Большинство российских налоговых уклонистов прячется именно в странах — участницах конвенции, уточняют в Минфине. Особый акцент делается на Канаде, Турции, США, Польше, Великобритании и Северной Ирландии.

В случае присоединения к конвенции у России появится потенциальная возможность вернуть часть средств в бюджетную систему. Сейчас это сделать невозможно «в связи с отсутствием имущества, на которое может быть обращено взыскание, либо в связи с фактическим отсутствием иностранных юридических лиц на территории Российской Федерации».

Россия присоединяется к конвенции с некоторыми оговорками: любой участник выбирает те налоги, по которым готов сотрудничать.

Россия готова разыскивать за рубежом и на территории страны неплательщиков налога на доходы и имущество физических лиц, на прибыль и имущество организаций, налога на добавленную стоимость (НДС), земельного, транспортного, сельскохозяйственного и водного налогов, акцизов, налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ), налога на игорный бизнес, а также выплат, полагающихся бюджету при упрощенной системе налогообложения.

При этом оказать партнерам помощь по взысканию НДС, акцизов, водного налога, НДПИ, налога на игорный бизнес и некоторых налогов, взимаемых по специальным режимам, российская сторона сразу не сможет. Для этого требуется внесение изменений в законодательство. Пока по ним предусмотрен только обмен информацией.

Преследовать уклонистов от остальных налогов Россия будет только в случае, если по нарушению не истек срок давности — три года.

Еще одна оговорка гласит, что российская сторона отказывается выполнять все налоговые требования партнеров без разбора. В качестве примера приводится право налоговых органов некоторых стран — участниц конвенции запрашивать информацию об открытии (закрытии) физическими лицами счетов в кредитных организациях. «В Российской Федерации такой порядок не предусмотрен», — говорится в пояснительной записке. Вскоре это не будет исключением.

30 июня президент Владимир Путин подписал закон, который наделяет налоговые органы правом по запросу получить доступ к суммам вкладов, а также получать выписки о движении денег по счету физлица.

Обмен информацией с другими странами в России налажен плохо, говорит старший юрист «Линклейтерз СНГ» Виктор Мачехин. «У нас есть 80 соглашений об избежании двойного налогообложения, в которых предусматриваются статьи об обмене информацией», — напоминает он, добавляя, что они существуют почти 30 лет, но какого-то активного обмена не происходило. Получавшая запрос страна сама решала, как с ним поступить, говорит Мачехин, при этом чаще он игнорировался. «С появлением общего стандарта, одинакового для всех стран — участниц конвенции, ситуация может измениться», — надеется юрист.

В принципе информацию от стран — участниц конвенции Россия может принимать с момента ее подписания (с ноября 2011 года), отмечает партнер Paragon Advice Group Александр Захаров. «Но ратификация позволяет нам самим инициировать запросы», — говорит юрист.

На основе этой информации может происходить перерасчет налоговой базы, доначисляться штрафы и привлекаться виновные.

Помимо запросов документ предусматривает проведение одновременных налоговых проверок в нескольких государствах, замечает Захаров.

«Случается, что в результате применения договора об избежании двойного налогообложения компании могут вообще уходить от уплаты налогов: налог не уплачивается ни там, ни там», — объяснил юрист. Раньше выявлению нарушений мешал фискальный суверенитет, а конвенция может выявлять «трансграничных уклонистов».

Ценность информации упадет, если Россия не сможет вернуть деньги, отмечает Мачехин. «Например, было представительство и закрылось, — говорит он. — Видно, что деятельность оно вело, но никакого российского имущества (для взыскания неуплаченного налога. — «Газета.Ru») не осталось». Важно получить помощь в сборе налогов, считает юрист.

Пора, когда компании покупали налоговые офшорные «помойки», закончилась, радуется Захаров: «Белиз подписал конвенцию, на очереди британские офшорные зоны». «Теперь все засуетились», — говорит юрист о растущем спросе на квалифицированных профессионалов.

Ранее Путин объявил курс на деофшоризацию. Как заявлял в июне министр финансов Антон Силуанов, до конца года Россия подпишет с одной из низконалоговых юрисдикций соглашение о раскрытии конечных бенефициаров работающих в России компаний. Впрочем, после «стрижки» депозитов на Кипре российские компании стали активнее интересоваться более сложными схемами регистрации бизнеса за рубежом (www.gazeta.ru).